Иосиф Кобзон: «При знакомстве с женой я первым делом выпил водки»

Иосиф Кобзон: «При знакомстве с женой я первым делом выпил водки»  | Культура | СЕГОДНЯ

С женой Нели. Вместе уже 40 лет, и когда Кобзон вне дома, он звонит ей каждые 3—4 часа

С Иосифом Давыдовичем мы встретились в Киеве, на съемках передачи «Добро пожаловать» («Украина»).

— Иосиф Давыдович, вы ведь родом из бедной семьи?

— Я дитя военного времени. Моя мама была батрачкой. К примеру, на Новый год у нас был один мандарин. И первого января мы его делили с сестрой. Я до сих пор помню ощущение, когда я впервые попробовал пирожное. Хотя это и сладостью нельзя было назвать. То был кусочек черного хлеба, намазанный сахарной помадкой. Нас угостили им на демонстрации, которая состоялась 7 ноября 1945 года. И я так хотел съесть это пирожное, но еще больше я хотел донести его маме. Потому я периодически доставал, облизывал помадку и клал обратно. И я его таки принес домой. А с первой стипендии купил маме сувенир — клеенчатую сумку, и положил туда рубль. Моя мама всю жизнь хранила эту сумку. Теперь ее хранит сестра. Сейчас многие, когда я начинаю рассказывать о коммуналке, о голоде, не понимают, о чем это я. И слава Богу, что не понимают.

— А ваша жена, Нинель Михайловна, родом из обеспеченной семьи. Она родилась в центре Санкт-Петербурга.

— Да, она та самая девочка, у которой было все: платья, игрушки, пластинки. Она жила в коммунальной квартире первые три года после своего рождения. А потом у них была отдельная квартира. Нели говорит, что я стал в ее жизни Пигмалионом. Вы можете спросить нас двоих о чем угодно, и мы, не видя и не слыша друг друга, ответим вам абсолютно одинаково.

— Как вы, такие разные, умудрились прожить вместе 40 лет?

— Есть один секрет: нужно прожить так, чтобы каждый день было что вспомнить. Нужно, чтобы годы прожитые вместе, были результативными, то есть были и дети, и внуки. Они должны быть событийными. Мы все это прошли. И самое главное — я не заметил, как проскочили эти самые 40 лет.

— Расскажите, как познакомились с Нинель.

— К моменту нашего знакомства я был холост. За спиной у меня — 2 брака. Моя мама очень переживала, потому что мои первые две супруги были русскими, и они были актрисами. И мама всегда говорила: «Ну, когда ты найдешь нормальную девочку»? А я ей отвечал: «Мам, ну где я их найду»? И вот как-то конферансье Эмиль Радов приглашает меня к себе в гости — я с его супругой учился вместе в Гнесинке. Я приехал. Оказалось, что они решили мне устроить смотр девушек. Их было две. Семье Радова было удобно, чтобы сразу все девушки-кандидатки пришли одновременно. Я приехал, когда уже всем было весело. Посмотрел я на это все, — а девушки уже танцевали. И первое, что я сделал, — зашел на кухню и выпил фужер водки. Как потом оказалось, это очень не понравилось Нели. Потом мы пообщались. А я пришел домой и говорю маме: я познакомился с еврейской девушкой, но она очень молодая. А мама говорит: «Ну, а что тебе плохо?» А я ей: «Да у нее и попа большая».

— А вы помните, во что была одета Нели?

— Она была большой модницей. У нее было лаковое пальто в пол. Лаковые перчатки и модные сапоги. Она пришла к нам домой. Я помог снять ей верхнюю одежду, и мама, не стесняясь, начала пристально ее рассматривать. И прямо при ней мама говорит: «Сынок, а ты говорил, что у нее попа большая! Нормальная».

— Мамы в еврейских семьях тяжело отпускают сыновей. Нинель тяжело с вашей мамой было?

— Хочу сказать, что у моей мамы не складывались отношения с предыдущими невестками. Но с Нели они сразу нашли общий язык. Мама была очень современной, разбиралась в политике, моде, раз в неделю ходила на партсобрания. У нее партбилет под № 2, а у Брежнева – № 1. То есть она была у нас очень активная. Но и властная. Своим авторитетом могла подавить кого угодно. Но у нее было 5 сыновей, и со всеми невестками она дружила, потому что была очень мудрая. Именно мама научила Нели готовить. И когда я хочу сделать комплимент, я ей говорю: «Борщ — почти как у моей мамы». Я ей еще до замужества сказал: «Залог успешной нашей семейной жизни — это твои хорошие отношения с моей мамой». Но и я обожал свою тещу. У меня до сих пор в портмоне три фотографии — жены, тещи и моей мамы.

— В молодости вы увлекались боксом. Чем привлек этот вид спорта?

— Дело в том, что я рос в то время, когда не было ни интернета, ни караоке. Были улица и дом. И нужно было защищаться. Мне не хотелось быть мальчишкой, которым кто-то понукает. Тем не менее я жил в достаточно нравственной атмосфере на улице. Мы не знали, что такое нож, кастет. Кулак и справедливое решение вопроса — вот что было. Я был чемпионом Украины по боксу среди юношей. Но мой тренер Зернов говорил нам: «Узнаю, что кто-то из вас подрался на улице, — взашей выгоню. А если узнаю, что на улице защитили кого-то, — буду хвалить. Вы должны быть справедливыми. Мы для этого вас учим».

— А как вы решились сделать татуировку и как на нее отреагировала мама?

— Однажды в селе пошли ловить рыбу — все сельские ребята и я, городской. Но вместо рыбалки мы занялись татуировками. Кололи обычной иголкой, обвязанной ниткой. Ее мы обжигали спичкой и наносили рисунки. И я весь искололся. На плече у меня была тогда популярная татуировка: «Не забуду мать родную». Дома я долго прятался от мамы. Но я понимал, что рано или поздно мне придется открыться. Я снял футболку. Что мама со мной сделала! Орала, веником меня била, обзывала бандитом. И уже в 1962 году в Институте косметологии я свел эту надпись. И тогда мама расплакалась: «Ты больше меня не любишь, раз стер надпись: «Не забуду мать родную».

— Что самое сложное в вашем браке?

— Я провел это 40 лет в плену и ни о чем не жалею. А вот Нели было тяжело первые 10 лет. У нас была очень сильная притирка. Нели приехала в другой город, в другую семью. И все мне кругом говорили: «Что это за девочка? Почему она?» И ей нужно было как-то укрепиться, состоятся, задержаться. Ей было нелегко. Не все ее приняли с распростертыми объятиями. А самым приятным было рождение детей. Наша семья развивалась. Сначала мы жили в маленькой квартире, потом появилась квартира своя, появилась кухня. У нас была шикарная компания. Кстати, первая наша квартира располагалась возле Музконцерта. И к нам всегда приходило много гостей. Каждый день был накрыт стол.

— Ни дочь, ни сын не пошли по вашим стопам?

— Андрей какой-то момент занимался музыкой, и сейчас занимается, но это как хобби. Наташа у нас организатор. Занимается связями с общественностью.

— Иосиф Давыдович, а вы по-прежнему ухаживаете за женой?

— Когда я улетаю или ухожу из дома, первым делом звоню жене. Я не могу ей не звонить. Делаю это каждые 3—4 часа. Еще я дарю ей каждый день цветы. Или прошу друзей, чтобы они за меня прислали ей букет.

Оксана Данилюк
www.segodnya.ua

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Вы можете оставить отзыв, или трэкбэк для Вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Designed for Web Development in Collaboration with r4i and pozycjonowanie stron and kredyt bez bik