Журналистка из Баку: После «Евровидения» работать стало еще сложнее

После «Евровидения» власти Азербайджана занялись имитацией диалога с независимой прессой и правозащитникам. При этом условия работы последних ухудшились, заявила в интервью DW бакинская журналистка Хадиджа Исмаилова.

Хадиджа Исмаилова — одна из самых известных азербайджанских журналисток, занимающихся расследованиями и специализирующихся на правозащитной тематике. Она на себе испытала, какими методами в Азербайджане борются с критически настроенными журналистами. В марте 2012 года в Сети появились видеоролики, на которых Исмаилова и ее молодой человек были сняты в интимной обстановке. Несмотря на шантаж, Хадиджа Исмаилова продолжает свою профессиональную деятельность.

Во время недавнего недельного пребывания в Берлине по приглашению организации «Репортеры без границ» Хадиджа Исмаилова рассказала DW, как изменилось в последнее время отношение азербайджанских властей к правозащитникам и независимым журналистам.

DW: Из-за проведения «Евровидения» в Баку интерес западных журналистов к Азербайджану усилился. Возможно, из-за этого сложилось впечатление, что власти Азербайджана стали прислушиваться к мнению правозащитников. Какова ситуация после «Евровидения»?

 

Хадиджа Исмаилова

Хадиджа Исмаилова

Хадиджа Исмаилова: Во время «Евровидения» власти действительно почувствовали силу гражданского общества. Они поняли, что без его участия вряд ли можно создать привлекательный имидж как Азербайджана, так и его правительства. Поэтому после песенного конкурса они решили что-либо предпринять. Но у них это плохо получается.

Так, заведующий отделом общественно-политических вопросов администрации президента Али Гасанов организовал встречу с неправительственными организациями, созданными по инициативе властей, так называемыми ГОНГО. И призвал их, как он выразился, продемонстрировать резко негативное отношение общества к врагам государства, которые пытались представить страну не в лучшем свете. Власти и раньше так называли критических настроенных журналистов и правозащитников. Но теперь они призвали и других делать это.

Этот случай не остался без внимания как в стране, так и за рубежом. После чего власти пригласили независимых правозащитников, а затем и журналистов на встречу и предложили им диалог. Но это была скорее имитация диалога. За словами не последовало действий, аресты общественных активистов продолжаются.

— Как после «Евровидения» работается азербайджанским СМИ?

— Журналистам, занимающимся расследованиями, и раньше было трудно добывать информацию, а теперь стало еще сложнее. В последние месяцы президент подписал несколько указов. Один из них запрещает публикацию данных о собственниках коммерческих фирм.

Известная российская журналистка Ольга Романова, а также ее коллеги из Беларуси, Украины и Азербайджана стали лауреатами немецкой премии имени Герда Буцериуса «Свободная пресса Восточной Европы».

Эти сведения убрали с официальных сайтов. Второй указ позволяет чиновникам отказываться предоставлять журналистам информацию, ссылаясь на защиту национальных интересов, государственной тайны или финансовой стабильности.

— После публикации компрометирующих видеоматериалов интимного содержания о вас вы обратились в прокуратуру. Есть ли результаты?

— Пятый месяц на исходе, а никаких результатов официального расследования нет. Более того, в прокуратуре мне не только не помогли, но и распространили пресс-релиз с личными данными обо мне, с именами и местом работы моих друзей и членов моей семьи. За это я подала на ее сотрудников в суд.

А параллельно вместе с друзьями провела самостоятельное расследование. Мы нашли человека, который проложил в моей квартире специальную телефонную линию, которую, видимо, использовали для прослушки и записи видео. Он сказал, что клиент, который заказывал прокладку этой линии, говорил с ним по телефону. Но следствие не проверило эту информацию.

Грязные методы борьбы с журналистами использовались в Азербайджане и раньше. Но до сих пор подобные случаи не предавали особой огласке, и власти чувствовали себя очень комфортно. Но я решила бороться. Надо говорить об этом громко, чтобы так же не поступили с кем-либо еще.

— Чему были посвящены ваши последние журналистские расследования?

— Один из материалов, вышедших после размещения видеоролика в интернете с целью шантажа меня, был посвящен компании Azenco, получившей в 2011 году госзаказы на 60 миллионов евро и участвовавшей в строительстве концертного комплекса Baku Crystall Hall, где проходило «Евровидение». Главный бенефициар этой фирмы зарегистрирован в той же квартире, где в качестве избирателей были зарегистрированы жена и дочери президента Азербайджана.

А в мае были также опубликованы результаты расследования, согласно которым дочери президента Ильхама Алиева получили долю в контракте на разработку шести золотоносных месторождений в Азербайджане. Они владеют, как выяснилось, как минимум 11-процентным пакетом акций в консорциуме AIMROC, получившем права на разработку месторождений.

— В мае вы стали лауреатом премии имени Герда Буцериуса «Свободная пресса Восточной Европы». Насколько вам важна поддержка из Германии и других стран?

— Это имеет большое значение не только для меня, но и для моего окружения. Члены моей семьи получают обычно плохие новости обо мне. Поэтому моей матери было очень важно присутствовать на церемонии вручения премии.

Это также важно для имиджа нашей профессии, чтобы молодежь не подумала, что журналистские расследования приносят только проблемы. В октябре я поеду в США получать премию «За отвагу в журналистике», которую присуждает «Международный фонд женщин, работающих в СМИ». Это тоже очень приятно.

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Вы можете оставить отзыв, или трэкбэк для Вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Designed for Web Development in Collaboration with r4i and pozycjonowanie stron and kredyt bez bik