Украсть миллион

Коррупция стала быстрым и эффективным способом попадания в элиту

Бюджетные деньги уходят налево. И чем дальше, тем больше. Если ещё лет пять назад коррупционеры похищали из бюджета до 50% государственных средств, то сегодня присваивают уже 80%. Такие данные обнародовал на недавней коллегии Главного управления МВД по Петербургу и Ленобласти руководитель Управления экономической безопасности и противодействия коррупции данного ведомства Михаил Ильин.

Это заявление вызвало бурную реакцию в правоохранительных органах. Правда, не ту, на которую он мог рассчитывать.

Ильин практически сразу был отстранен от обязанностей. Пока временно, с формулировкой «отпуск за свой счет». Притом, что служит на данном посту менее полугода. Как сказали корреспонденту «СП» коллеги Ильина, «все данные верные, проверены не один раз, только говорить о них было нельзя без согласования со Смольным».

В Смольном тоже отреагировали, но своеобразно: намертво отключив на какое-то время все телефоны чиновников – по крайней мере, для прессы. Попытки корреспондента «СП» получить комментарий, в частности, от руководства комитета по инвестициям и стратегическим проектам, а также комитета по строительству в течение нескольких дней неизменно наталкивались на вежливое, но твердое: «Никого нет!» секретарей глав этих подразделений городской администрации.

«Конкретно эта цифра – 80%, названная высокопоставленным сотрудником правоохранительных органов поначалу, конечно, шокирует, но на самом деле оперировал он известными многим фактами, — сказал по этому поводу Анатолий Кривенченко, депутат Законодательного собрания Петербурга от фракции «Справедливая Россия». — О них просто молчали. Я могу привести примеры — строительство самого дорогого в мире стадиона на Крестовском острове, которое должно было завершиться в 2009 году, но до сих пор не закончено; строительство очередной ветки КАД».

С депутатом согласны эксперты, дополняя «коррупционный список» ремонтом дорог, организацией массовых праздников и многочисленных адресных целевых программ.

— Коррупция стала системной, — считает Александр Дука, кандидат политических наук, заведующий сектором социологии власти и гражданского общества Социологического института РАН. — Откаты, завышение расценок – давно чуть ли не норма для чиновников и тех, кто имеет с ними дело. Без этого они уже не могут, так как коррупция является наиболее быстрым и эффективным способом приобретения определенного положения в обществе и благосостояния. Это – во-первых. Во-вторых, она сплачивает властные группы, ведь известно: у разбойников общая кровь. В-третьих, совместное коррупционное дело создает особое доверие между его участниками. В-четвертых, коррупция упрощает взаимоотношения между бизнесом и властью, делает их понятными, прозрачными, прогнозируемыми. Дал-получил-сделал. Всё! Также, кстати, и между населением с одной стороны, и чиновниками, полицией, врачами и т.п. с другой. Поэтому она так упрочилась в современной России.

«СП»: — Но это же ненормально и говорит, скорее, о серьезной болезни нашего общества, чем о его благополучии и грядущем процветании, о котором так любят рассуждать кремлёвские постояльцы...

— Безусловно, это болезненное состояние общества, которое не может найти иных нормальных путей консолидации, солидарности, доверия, сплоченности, прогнозируемости. Но в условиях общественной дезориентации трудно ожидать чего-то иного. Что касается обещаний действующего президента будущей «богатой и счастливой жизни всем россиянам», то начинать надо каждому из нас и ему, конечно, тоже с того, чтобы очистить от этой коррупционной скверны свой собственный дом. Как тут не вспомнить доклад недавно скончавшейся Марины Салье о деятельности тогда заместителя мэра Петербурга Собчака В. В. Путина в начале 1990-х годов.

«СП»: — Некоторые ваши коллеги – эксперты связывают это с тем, что с приходом Владимира Путина к власти в 2000 году число чиновников неудержимо растет. Постоянно создаются какие-то дополнительные комиссии, отделы и подотделы. Просто не уследить за всеми!

— Это не совсем так. В России сейчас примерно 1,6 млн гражданских государственных и муниципальных служащих. В 2000-м г. их было 1,16 млн человек. Для сравнения, в США только федеральных чиновников 2,1 млн человек, а есть еще госслужащие штатов и муниципалитетов. В США и во Франции на душу населения приходится в семь раз чиновников больше, чем у нас, в Японии в три раза, в Норвегии – в 2,5 раза. Их число связано с функциями, которые берет на себя государство. Поэтому трудно сказать, много или мало для страны — определенное количество чиновных людей. Другое дело – эффективность их работы. И вот тут есть проблемы. Тревожность российского общества в отношении бюрократов связана в первую очередь с тем, что оно не контролирует их и не знает, чем конкретно занято большинство чиновников

«СП»: — Многих в стране даже не удивило, а лишь вызвало сарказм, когда Путин, придя в очередной раз к власти, назначил своими советниками министров здравоохранения, образования. Говорят, с той же немалой зарплатой, которая была у них в министерстве...

— Тенденция трудоустройства «своих» присутствует, это да. Ведь «свои» стабилизируют личное существование главных наших начальников.

«СП»: — А что вы скажете про отношения «Путин-Медведев» и «Медведев-Путин»? Из какой они (эти отношения) области? И что дают российскому государству?

— Отношения эти по сути клановые. Благодаря чему государство как властная конструкция получает определенную устойчивость. Основание ее – монополия на власть и манипуляция общественным мнением. Это мрачный период российской жизни. Мрачность в данном случае я связываю с затхлостью общественной жизни и трудно просматриваемой перспективой развития общества и государства. Нынешнее же внешнее «благополучие» в виде машин у каждого 3-5-го россиянина, дач, регулярных поездок на зарубежные курорты завязано, в основном, на экспорте углеводородов, на которые держатся пока хорошие цены. Но сама Россия почти ничего не производит. Технологически мы катастрофически отстали. Даже продукция пищевой и легкой промышленности у нас в значительной степени привозная, импортная. Как-то в начале своей президентской карьеры Путин поставил задачу догнать Португалию, значительно увеличить ВВП. Не вышло. Проблема не только в неблагоприятных внешнеэкономических обстоятельствах. Прежде всего, в неумении. До сих пор у Кремля нет представлений о том, какое общество (помимо того, чтобы оно не очень мешало рулить) нужно выстроить. Сложилось так, что лояльность средних и низших элитных кругов оплачивалась властью, которая дала им возможность использовать общественные ресурсы в личных целях. По существу это частичная приватизация государства. Одновременно это было и определенной гарантией их «верности» (ведь в случае чего можно и посадить). Но нужен всё время догляд. Отсюда и такая страсть к «ручному» управлению. Определенность властной вертикали как-то достигается, а вот эффективность – нет. Ресурсы уходят, обязательности в выполнении задач точно и в срок нет, ясности курса тоже нет.

«СП»: — Вы употребили слово «элита». А что (и кого) представляет она сегодня собой в России?

— В своих исследованиях я ее определяю как социальную группу, состоящую из индивидов, занимающих в политике, экономике, административном управлении такие позиции, которые дают им возможность существенно влиять на распределение общественных ресурсов в своих целях, принимать или не принимать решения, оказывающие существенное влияние на жизнь страны и граждан. Здесь важно, что непринятие решений (которые в силу их позиции должны принимать эти люди) может иметь также принципиальное значение. Случай с наводнением в Крымске наглядно это показывает. Организационно нынешняя элита еще больше децентрализована, чем советская. Существует множество групп, кланов, клик. Они организуются на основании материальных, земляческих, региональных, национальных и прочих интересов. Во времена СССР тоже были землячества и кланы. Например, близкие генсеку Брежневу днепропетровцы. Но тогда были определенные строгие рамки существования и воспроизводства элиты. В этом смысле часто говорят о единой номенклатуре с одной идеологией. Сейчас такие номенклатурно-идеологические рамки отсутствуют. Поэтому и позволительны разные «вольности». Скажем, публичное заявление Алексея Кудрина в бытность его министром финансов о несогласии с бюджетными решениями президента. Это демонстрация не столько личностных разногласий, сколько разницы представлений о политике правящих групп.

Если сопоставить это с информацией о «либералах» и «силовиках» в правительстве, то можно сделать вывод о серьезных межгрупповых конфликтах. Наиболее ярко это проявлялось в противостоянии Генеральной прокуратуры и Следственного комитета. Судя по последним новостям, касающимся разоблачений А. Бастрыкина, конфликт продолжается.

На региональных уровнях борьба между административно-экономическими группами вокруг бюджета, местных ресурсов разворачивается, как правило, в форме противостояний губернатора и законодательных собраний, губернатора и мэра региональной столицы, между фракциями в региональных парламентах. В отдельных случаях внутриэлитная борьба может носить вооруженный характер. Северный Кавказ тому яркий пример. В основе конфликтов та же борьба за ресурсы, но окраска и организационные формы у нее могут быть этнические, религиозные.

В современной российской элите получила распространение открытая семейственность. Родственные кланы и близкие к ним группы приватизируют собственность и власть. В Башкирии клан Рахимова до последнего времени контролировал значительные ресурсы, в Татарстане это Шаймиев и его родственники. Схожие процессы наблюдаются в Мордовии, Чечне, в русских регионах, на федеральном уровне. Можно сказать, что явление становится повсеместным. Это говорит о важном процессе формирования российской элиты как особого социального слоя, стремящегося себя воспроизводить. Советская номенклатура была в этом ограничена.

«СП»: — Если верить специалистам, то элита в значительной степени является продуктом того общества, в котором «произрастает».

— Российское общество находится в состоянии дезориентации. Мало кто уже сейчас понимает что справедливо, что морально и почему, на что нужно ориентироваться. И вообще, правомерен ли существующий общественный порядок. Это связано ещё и с тем, что нет настоящего политического процесса. Отсутствует реальная борьба политических сил за места в законодательных органах выборы не честные и не справедливые. Да и что такое 35 депутатов городского парламента для Москвы или 50 — для Петербурга?

Нет взаимного контроля и сдерживания различных ветвей и уровней власти. Как результат бюрократия стремится (и небезуспешно) командовать законодателями, судопроизводством, а местное самоуправление лишено ресурсов и, фактически, самостоятельности. Партийная жизнь так и не стала в России важной частью публичной политики. Демонстрации и митинги рассматриваются в последнее время чуть ли не как криминальное деяние. А оживляет политику как раз участие в шествиях различных групп населения, а не административное управление. Государственный интерес, то есть, основа политики государства, подчиняется выгоде экономической или чисто имиджевой. В результате размывается идеология. Наглядно это видно по фракциям в Госдуме. Не очень просто найти нынче различие между значительной частью депутатов, принадлежащих к разным фракциям. Кто, например, отличит депутата «Справедливой России» от его коллеги из «Единой России» по их идейным принципам? И каковы они, эти самые принципы? Да и в самих фракциях и партиях немало людей с разным мировоззрением. Например, Левичев и Гудковы у «эсеров». А в «ЕР» в связи с этим придумали даже различные клубы, платформы.

«СП»: — Мы начали с вами беседу с коррупции в Петербурге. А вообще, нынешняя российская элита более коррумпирована, чем прежняя, советская, или нет?

— Ежегодные отчеты международных исследовательских организаций свидетельствуют о том, что коррупция у нас в стране растет. Выступление Михаила Ильина на коллегии ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти весьма показательно. Схожие процессы идут во всех регионах. В Калининграде, например, в этом году рост выявленных коррупционных деяний вырос на 27%. Какой город, район, область ни возьми в современной России, обязательно столкнешься с подобными фактами. И, похоже, бороться с этим власть не собирается. В противном случае, питерского Ильина не отправляли бы в скоропостижный отпуск, а незамедлительно взялись бы за расследование.

svpressa.ru

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Вы можете оставить отзыв, или трэкбэк для Вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Designed for Web Development in Collaboration with r4i and pozycjonowanie stron and kredyt bez bik