Годовщина трагедии в Беслане. Мы помним! (+ФОТО,ВИДЕО)

1 сентября для большинства — праздник, начало учебного года. Но 8 лет назад этот день омрачила трагедия Беслана, с тех пор для многих людей первый учебный день стал черным днем календаря. Правда, официальные СМИ предпочитают об этой дате не упоминать.

Кто убил наших детей?
Открытое письмо жителей Беслана гражданам России

Мы, жители Беслана, отправили 1-го сентября своих детей, жен, мужей, братьев и сестер счастливыми и здоровыми в школу, где двуногие недочеловеки три дня мучили их, затем растерзаем и сожгли. Прошло 8 месяцев со дня гибели 332 невинных людей. Среди погибших – 185 детей. Это стало национальной драмой маленькой Осетии.

Мы, граждане России, не можем понять, кому наши погибшие и искалеченные дети должны сказать спасибо за их «счастливое детство» — Горбачеву, Ельцину, Путину или республиканскому мудрому руководству? Виновных нет! Нас убеждают дождаться результатов парламентской комиссии, сроки которой неоднократно переносились. Но уже по ее предварительным результатам, публикуемым в СМИ, мы видим, что это тоже инструмент власти: комиссия никогда не назовет иных виновных кроме террористов.

А вопросов как к властям федеральным, так и республиканским очень много. Но их задавать бесполезно, так как в стране стало нормой лгать. Ложь о количестве заложников, ложь об отсутствии требований террористов, ложь о выброшенной пустой кассете и т.д. Почему бы им всем не ответить на вопрос: сколько боевиков погибло в результате применения огнеметов «Шмель» и сколько раненых заложников сгорело заживо, не в силах спастись из спортзала после взрывов? И тогда можно спросить, против кого применялись огнеметы «Шмель», тяжелое вооружение, танки и вообще — ДЛЯ ЧЕГО?

Но главным вопросом остается причина взрывов в спортзале. Почему, из-за кого, по чьему приказу, в следствии чего произошли первые два взрыва, спровоцировавшие войсковую операцию по уничтожению террористов и унесшие жизни стольких заложников.

Нам не дают покоя показания детоубийцы-террориста Н. Кулаева и президента Северной Осетии А. Дзасохова. Терорист Кулаев был свидетелем последнего разговора, руководителя банды «Полковника» по мобильному телефону: «Вне себя от ярости, он в ответ на звонок переговорщика Гуцириева прорычал: «Я ничего не творил. Ваш снайпер снял моего человека на кнопке». Потом швырнул мобильный телефон на пол и расколол его прикладом автомата. Мы не думаем, что если бы «полковник» произвел взрыв, он стал бы от этого отказываться. Он должен был понять, что теперь и они попадут в их «проклятый рай».

Заложники, находящиеся в спортзале также наблюдали, что взрыв был неожиданностью и для террористов. В это же время часть террористов находилась в столовой, готовились к трапезе, и именно в этот момент с улицы забирали трупы заложников.

В своих показаниях президент Северной Осетии А. Дзасохова признался, что 3.09.04 им была достигнута договоренность с Масхадовым о том, что через 2 часа ему будет предоставлен коридор до бесланской школы и он приедет на переговоры с террористами. Об этом же Дзасохов сказал утром третьего числа бесланскому народу. Он сказал, что новые люди вошли в переговорный процесс, что будет сделано все для освобождения заложников, что штурма не будет. Однако, через 1 час после обещаний народу произошли два взрыва и начался так называемый «вынужденный» штурм.

Кто сорвал наметившиеся переговоры Масхадова с террористами, захватившими школу? Кто взял на себя право «мочить» террористов в спортзале вместе с детьми? Кто взял на себя право лишить жизни сразу стольких людей?

Какую бы должность он не занимал, и какими бы идеями не прикрывался, этот человек — преступник.

Кто получил наибольшие дивиденды от происшедшего в нашем доме дичайшего ужаса?

Кого международная общественность, остолбеневшая от увиденного, оставила в покое за войну в Чечне?

Никакая парламентская комиссия не назовет виновных во взрывах людей в спортзале, по крайней мере при нынешней власти. Тем более, что руководитель комиссии А. Торшин неоднократно в своих интервью заявлял. Что не дело комиссии – искать виновных. Значит, парламентская комиссия это тоже инструмент власти.

Правда, скорее всего, никогда не станет известна, т.к. это — государственная тайна России на все времена. Ибо такую правду о спасении людей ни один народ не сможет понять никогда, какой бы режим не существовал.

Зато мы начинаем понимать страшную немыслимую правду гибели наших родных. Нам открыли глаза на жизнь в стране, в которой нам и нашим убитым детям выпало «счастье» жить.

Что же теперь делать? Как дальше жить?

В связи с изложенным, мы думаем, что имеет право на жизнь версия о том, что террорист на кнопке действительно мог быть убит умышленно, чтобы спровоцировать взрывы (из свидетельтсв некоторых заложников террорист, стоявший на кнопке, завалился на бок, после чего раздался взрыв).

Те, кто это сделал, прекрасно понимали, что в результате взрывов будут немалые жертвы, зато штурм можно будет назвать «вынужденным», «спонтанным». Эта ложь станет алиби для лиц, принявших решение о штурме, главной целью которого было уничтожение террористов, а не освобождение заложников. Мы не можем понять, кто имел право принять решение о штурме и, тем самым, лишить жизни стольких людей.

В юриспруденции есть понятие «крайней необходимости». Это когда совершается деяние для предотвращения еще более тяжких последствий. В СМИ нам упорно с самого начала трагедии толкуют, что если бы федеральные власти пошли на переговоры с террористами, распалась бы вся Россия. А значит, для власти возникла та самая крайняя необходимость «вынужденного» штурма, унесшего жизни 332 заложников, чтобы не наступили еще более тяжкие последствия – развал России.

А может, кроме убийства детей и взрослых или развала России был третий вариант? Если, например, попытаться привлечь на свою сторону мудрость, ум или хотя бы хитрость. А может еще, с учетом ценности человеческой жизни и того, что она дается один раз, в каждом конкретном случае учитывать обстоятельства террористического акта: количество заложников, возможность переговоров, чтобы не допустить гибель сотен невинных людей целыми семьями по 4-6 человек.

Как это было допущено, человеческим умом не понять. В какой стране еще такое возможно в мирное время? Легко быть принципиальным и мужественным за 2 тысячи километров от места событий, за счет жизней чужих (наших) детей.

Не исключение и местное республиканское руководство, которое иронически отвечает на наши вопросы: «Теперь все знают, как надо было действовать!»

Да, но те, кто рвется исполнять роль 1-х лиц республики или страны должны отличаться от другой массы людей оперативностью мышления, способностью совершить неординарный поступок.

А если у вас такой же средний ум, как у большинства, то не стоит преувеличивать свое значение и занимать высокие посты. Ведь люди надеются на вас, что вы что-то сделаете. Как, например, дети в спортзале надеялись, что вы их спасете, молились на вас. Однако им пришлось оказаться в центре боя-мясорубки. Дети так и не поняли, за что взрослые их убивают.

В отличие о тех граждан России. Которых беда еще не коснулась, нам непонятно, как можно в мирное время в государственной российской школе убить столько невинных людей? Нам объясняют, что нужно сохранить целостность России. При этом неважно, какой ценой, неважно – сколько у тебя погибло: семья, половина семьи или один единственный ребенок – вопросы задавать нельзя, иначе ты — пособник террористов.

Впрочем, какие вопросы мы, неблагодарные, можем еще задавать? Ведь нам строятся две огромные железобетонные школы, каких нет даже в Москве. И не важно, что столько детей в Беслане уже просто нет.

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Вы можете оставить отзыв, или трэкбэк для Вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Designed for Web Development in Collaboration with r4i and pozycjonowanie stron and kredyt bez bik