Цензура в Интернете уничтожит лишь 0,2% сайтов Рунета

По мнению экспертов Агентства Передовых Информационных Технологий, в 2013 году в Рунете может быть закрыто не более 4 тысяч сайтов. Учитывая, что общее количество действующих интернет-сайтов в российском сегменте Сети составляет около 2 миллионов, то репрессиям подвергнется лишь 0,2% от всех Интернет-ресурсов. Специалисты АПИТ с помощью разработанного в компании программного обеспечения за три месяца провели мониторинг «сетевой зоны риска» Рунета, проанализировав порядка 10 тысяч сайтов, и пришли к выводу, что, по большому счету, добросовестным сайтам в сети опасаться нечего.

«Совершенно очевидно, что «карательная» деятельность Роскомнадзора сейчас носит весьма узко специализированный характер и охватывает лишь тот контент, который и так в любом обществе: либеральном или консервативном считается нетерпимым, то есть речь идет о детской порнографии и пропаганде наркотиков, — говорит руководитель Агентства Владимир Коровин. — По сути, речь идет об уничтожении гнусной индустрии, которая сейчас зарабатывает огромные деньги, либо предоставляя доступ к контенту за платные SMS, либо продавая дешевый порно-трафик, объемы рынка которого в России сейчас составляет 15–20 миллионов долларов в год. Примечательно, что покупать порно-трафик с этической точки зрения считают не зазорным многие известные сетевые ресурсы и даже сами средства массовой информации. Им выгодно показать максимальное количество заходов на свой сайт, чтобы привлечь рекламодателя, а порно-трафик стоит примерно в 10 раз дешевле, чем переходы уникальных пользователей с качественных Интернет-ресурсов. При этом вне зоны ответственности Роскомнадзора по-прежнему остаются, например, онлайн-казино и покер-румы, которые в офф-лайне практически везде официально запрещены, но в онлайне изымают из карманов россиян до 10 миллионов долларов в год. Достаточно просто посчитать количество российских игроков и их средний объем ставок на «ПокерСтарз», «Покер 888», или на возрожденном после скандала с мошенничеством «Фулл Тильт Покере».

Как известно, интернет-цензура применяется практически во всех развитых странах мира. Например, во Франции, Германии, Великобритании и США производство и хранение контента, содержащего детскую порнографию и сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних карается уголовным преследованием, а Интернет-провайдеры обязаны сообщать властям о подобном контенте. В Германии преследуют распространителей контента, вызывающего у детей и подростков ненависть и насилие, а американский Закон по защите детей в интернете, обязывает госучреждения, получающие финансирования из федерального бюджета, в обязательном порядке устанавливать фильтры по блокировке любого порноконтента. В Японии требуется верификация возраста для использования сайтов знакомств и иных подобных сервисов. Наконец, даже в Индии, где доступ в интернет не так велик, полиция имеет право конфисковать и удалять контент, создающий угрозу для национальной безопасности или общественного порядка.

В Роскомнадзоре, в свою очередь, подчеркивают, что цензура в России запрещена, и они занимаются в первую очередь борьбой с детским порно, пропагандой суицида и наркопорталами. Онлайн-казино же на сегодняшний день не является предметом для профильной деятельности ведомства вне зависимости от того, где физически «хостятся» эти ресурсы.

«Закон у нас один для всех сайтов вне зависимости от того, где они находятся. Мы проверяем поступающие на сайт www.zapret-info.gov.ru заявления на наличие запрещенной информации, — говорит пресс-секретарь Роскомнадзора Владимир Пиков. – Технология здесь одинаковая как для российских, так и для зарубежных сайтов. Путь от поступления информации на сайт до принятия решения о включении адреса конкретной ссылки в реестр может занимать до трех суток. После попадания в реестр запрещенный материал должны удалить администраторы ресурса с подачи хостинг-провайдера, которого мы уведомляем одномоментно с размещением записи в реестре. И только, если они в течение трех суток не сработали, в реестре появляется IP-адрес ресурса. Это та точка отсчета, после которой операторы связи должны принимать меры по фильтрации этого конкретного контента или по блокировке ресурса, если тонкая фильтрация технически невозможна. С иностранными провайдерами есть небольшие затруднения – в смысле некоторые задержки с принятием решений. Но мы в ручном режиме либо связываемся с ними дополнительно, либо напрямую уведомляем владельцев ресурсов. В большинстве случаев этот метод работает безотказно.

Что касается электронных энциклопедий вроде «Луркоморья», или «Либрусек», или даже отдельных страниц и сервисов в «Гугле», которые периодически попадают в Реестр Роскомнадзора, то они, в принципе, задолго до вступления в силу 139-го закона начали активно заниматься самоконтролем и довольно много вредного контента удаляли и удаляют без участия реестра. Закон, собственно говоря, был изначально призван разделить с социально ответственными ресурсами ответственность за удаление информации перед третьими лицами и нагрузку на внутренний штат, который занимается поиском и очисткой запретного контента.

Идеальной системы мониторинга и отслеживания нежелательного контента в мире попросту не существует, маркировка всего сетевого контента технически невозможна. Так что, добиваться какого-то эффективного результата можно только сообща, а с неудобствами и разного рода казусами, как со статьей про «дудку» в «Lurkmore», или с техническими сбоями, которые происходили с адресами того же Google или YouTube, придется в ручном режиме.

«Уверен, что у государства нет никакого желания из политических соображений специально задавить крупные информационные сетевые ресурсы, поскольку это бессмысленно, — считает Владимир Коровин. – Власти просто хотят какого-то ответственного поведения от их владельцев, что в Европе давно уже стало законодательной нормой. Знамя «четвертой власти» в стране постепенно переходит от официальных СМИ к интернету, и государство вправе регулировать хотя бы крупных сетевых игроков. Это выгодно властям хотя бы для того, чтобы избавиться от сайтов-однодневок, которые сегодня по-прежнему действуют бесконтрольно. Главное – чтобы Реестр не стал новый инструментом конкурентной борьбы, особенно в области электронной коммерции. Заказать, к примеру, DDoS атаку стоит от 100 до 20 000 долларов, а «капнуть» на конкурента Роскомнадзору можно и вовсе бесплатно.

В Роскомнадзоре так же уверены, что попытки перевести государственный контроль Рунета в  политическую плоскость – это просто очередной политико-маркетинговый ход и всплеск беспредметной активности интернет-троллей. Что же касается вмешательства в работу социальных сетей, то она будет носить лишь точечный и вынужденный характер, как в случае с десятками страниц из соцсети «ВКонтакте».

«Наша задача, — говорит Владимир Пиков — не дать возможность свободного распространения информации, которая в любом обществе вызывает возмущение и отвращение у всех нормальных людей, вне зависимости от их гражданства или вероисповедания. А все остальное – это лишь необоснованные страхи перед новым законом, домыслы, слухи или уже совсем неоригинальные маркетинговые решения».

Источник: www.neprussia.ru

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Оба коммента и пинга в данный момент закрыты.

Comments are closed.

Designed for Web Development in Collaboration with r4i and pozycjonowanie stron and kredyt bez bik