Ніч єврореволюціі

3 декабря украинцы отстояли очередную ночь на Евромайдане. Школьники, далекие от политики, студенты, их родители, мужчины и женщины, кевляне и жители других украинских регионов — все готовы отстаивать свое европейское будущее и интересы Украины до конца. Они забаррикадировались на Майдане Незалежности и с тревогой и надеждой ожидали следующего дня.

Каждый день по нескольку раз журналисты проводят обязательный обход по определенному маршруту – администрация президента, кабинет министров, майдан.

Проверяют, что происходит на пикетах сторонников евроинтеграции и протестующих, которые блокируют правительственные здания.

12 часов ночи. Начинаю кабинета министров на улице Грушевского. Весь день протестующие здесь блокировали входы в здание, сотрудники правительства, не попавшие на работу, написали заявления в прокуратуру. Еще пару часов назад здесь играла музыка, танцевали и пели протестующие. Они перекрывали все входы в здание.

В полночь здесь ни души. Все ушли на Майдан Независимости. В огромном, сталинской постройки здании правительства горит только одно окно. Подходы к центральному подъезду перекрыты небольшими автобусами, но милиционеров, как днем, нет. Видимо, основные силы милиции греются и отдыхают в самом здании.

Иду в сторону Банковой улицы к администрации президента. По дороге встречаю группы людей с украинскими флагами, чем ближе, тем отчётливее слышен шум митингующих и выступления ораторов на Майдане.

На Банковой, где 1 декабря прошли жестокие стычки между спецназом и протестующими, теперь что-то вроде границы. В начале улицы – цепь из протестующих, они никого не пропускают на Банковую, чтобы избежать провокаций и не провоцировать Беркут. В конце улицы, ближе к зданию администрации президента – шеренги спецназа.

Один из числа мирного патруля пропускает меня ближе к спецподразделениям, и вдвоем мы идем поближе к Беркуту. Мне жутковато, потому что в Беларуси такое представить в принципе невозможно. Я вспоминаю картинки тысяч избитых мирных демонстрантов 19 декабря 2010 года в Минске, и в душе холодеет от вида украинского спецназа.

Игорь, так зовут моего проводника, рассказывает, что сам приехал из Львовской области. «Приехал с начальником своим. У него оружейный магазин. На двери повесил табличку „Страйк“, собрал всех работников и вот мы здесь. Банковую охраняем от провокаторов, — говорит Игорь, показывая на Беркут. – Им хорошо, постоянно сменяются, а нам ночью не с кем меняться и холодно ужасно».

Оборачиваюсь и вижу баннер, обращённый к спецназу: «Вы такие же люди, как и мы: чьи-то сыновья, отцы и дети! Мы тут, чтобы жить лучше». Мурашки по коже. Накрывает волна эмоций, смесь революционного восторга и человеческого страха.

Чуть ниже по Институтской улице – главные баррикады евромайдана. Пропускают на площадь, внутрь лагеря выборочно, необходимо пройти своеобразный фэйсконтроль.

Просят не матерится на территории. Идущую за мной подвыпившую парочку разворачивают домой. После небольшой словесной перепалки мужчина с женщиной отступают. «Сними маску, пожалуйста, — говорит суровый мужчина входящему парню». «Да у меня насморк, я болеют», — оправдывается тот. «Если болеешь, лучше полечись немного. У нас на майдане всех ходят без масок», — настаивает дружинник.

Площадь накрывает сизый туман – это дым от костров внутри бочек, у которых греются люди. Вокруг навалено много дров. Кто-то умудряется спасть прямо у бочки-печки.

Первое, что замечаю – ёлка, вернее её каркас, который ещё не успели разобрать, и теперь используют как стену для плакатов и листовок с призывами отставки Януковича. «Когда мы победим, эту ёлку можно будет оставить как памятник революции», — говорит красивая девушка, кутающаяся в украинский флаг как в одеяло. «Рождественская революция», — киваю в ответ.

Но часть ёлки уже используют на баррикадах как заграждения. Даже подземные переходы завалили.

Посреди Майдана — сцена, днем здесь несколько тысяч людей слушают ораторов, сейчас – несколько сотен. Согреваются как могут, танцуют, поют «Ще не вмерла Украина». «Кто не скачет, тот москаль», — под эту речевку все вдруг начинают прыгать на месте. — Кто не скачет, тот — москаль, кто на скачет, тот — москаль". Певица Руслана, победившая на одном из конкурсов Евровидения, со сцены рассказывает, что ради протестующих она отменила концерты и призывает ставить личные авто в баррикады: «Железо не жалко так, как людей».

Недалеко от сцены раздают бутерброды, чай, печенье. Беру несколько конфет и интересуюсь у девушки, которая раздает еду, кто она и как сюда попала.

«Я вот пятый день уже дежурю, из них – 3 ночи. Утром сразу в школу. Один раз пришла с подругой и нас попросили помочь – волонтёры нужны были, так и остались. У нас в школе даже учителя некоторые страйкуют и сюда приходят», — рассказывает 11-классница Даша.

Подхожу к Дому профсоюзов, который захвачен митингующими. На втором этаже -пресс-центр. На первом можно погреться (пускают по-несколько человек, чтобы не было столпотворения), перекусить и получить необходимые медикаменты. Тут же собирают тёплые вещи и еду, которую постоянно приносят самые разные люди. Вечером от волонтеров тут было не протолкнуться, сейчас посвободнее, но все равно желающих помочь очень много.

На улице играют в футбол – греются. Замечаю парня, который расклеивает листовки.

Оказывается, он пришёл на ночь подежурить, всего тут только пару дней. «Не ходил, пока всё было только политикой и касалось евроинтеграции, но когда разогнали майдан — не выдержал. Я не хочу, чтобы Украина стала полицейским государством», — говорит Артём.

Рядом с баррикадами с другой стороны Майдана встречаю трёх мужчин, которые завернулись потеплее в пледы и сидят на скамейке прямо на завалах. Все приехали с Львовской области.

«Это момент, когда ещё можно повернуть всё в нужное русло. Сейчас надеемся на здоровые головы во власти, они ведь там должны быть. К сожалению, без курса на ЕС не спастись от давления России. Вот, ждём заседания Рады. Там видно будет, смогут ли разрулить ситуацию», — считает Тарас.

«Завязнем в болоте, а через полгода уже поздно будет выходить на улицы, а ещё через год будет так, как в Беларуси. Мы же хотим нормальных ценностей. Россия должна у себя сначала все проблемы решить, а уж потом поговорим, — добавляет Нестор. – Сидеть в такой мороз ведь тоже не охота».

Беларусь на Майдане часто вспоминают. На прошлой неделе тут было несколько активистов «Молодого фронта». Сейчас есть 2 человека из БНФ. Подъехало парочку журналистов. Но Беларусь все приводят как пример того, против чего надо бороться. Белорусский режим в Украине как пугало.

Пока общаемся, замечаю, как группа молодых людей с бутылками с водой быстрым шагом направляется к одному из выходов с Майдана. Догоняю, интересуюсь, что происходит. Оказалось, что пока морозно, все подходы и ступеньки к майдану заливают водой, чтобы при внезапном нападении были ещё дополнительные преграды для спецназа.

Студент Львовского политеха Олег, поливая ступеньки, объясняет, как пару дней назад, утром проснулся, посмотрел, что происходит и решил ехать в столицу отстаивать права украинцев: «Я пятикурсник, у нас что-то вроде свободного посещения. Поэтому никаких проблем. Собрался ехать один, а позже узнал, что ещё 3 одногруппника едут. Так тут вчетвером по ночам и дежурим. Ночью ведь людей совсем мало. Самая опасная пора. А утром сплю у брата. Взял билет на завтра, но если что-то произойдёт, то, конечно, никуда не уеду».

Узнаёт, что я из Беларуси – подбадривает: «У вас тоже народ как поймёт, что слушать одного человека не надо, так тоже выйдет. Всё будет и у вас хорошо».

Недалеко стоят парни в масках с палками. Греются у бочек. Подхожу осторожно, завожу разговор с одним из них. Оказалось, что это врач-патологоанатом.

«Мы приехали с центральной Украины, с Полтавы! Пусть знают все, что не только западная отстаивает права украинцев. Завтра уезжаю, а на моё место приедут другие. Мы тут посменно. Лично я против зека (так здесь все называют президента, — прим. „БП“), а последней каплей стала кровь студентов — такого терпеть точно не будем», — говорит Иван.

К 5 часам утра я уже танцую рядом со сценой вместе с украинцами. Руслана отсчитывает ещё один час, который люди простояли вместе, благодарит всех, и люди поют гимн. Вокруг десятки украинских флагов. Пора возвращаться в гостиницу. Ясно, что ночь прошла спокойно и после 5 вряд ли спецназ будет штурмовать евромайдан.

Честно говоря, слезы наворачиваются, то ли от радости, то ли от досады за Беларусь. Я танцую на главной площади Украины, кричу неистово «кто не скачет, тот москаль». Я впервые в Киеве. И эта промозглая ночь в чужой стране была для меня, белоруса, одной из самых ярких и приятных. Я понимаю, почему украинцы обижаются, когда их называют хохлами, и я мечтаю, что и нас когда-нибудь перестанут называть бульбашами.

Максим Хлебец, «Белорусский Партизан»

http://www.pravda.com.ua

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Share to Yandex

Оба коммента и пинга в данный момент закрыты.

Comments are closed.

Designed for Web Development in Collaboration with r4i and pozycjonowanie stron and kredyt bez bik